город, закруживший весь мир
Когда невесте Джорджа Клуни нужно подвенечное платье, а Карлу Лагерфельду – идеи для новой коллекции Haute couture, они едут в маленький город на востоке Швейцарии, в Санкт-Галлен.
Санкт-Галлен – тихий старинный город в часе езды от Цюриха. Его история началась в 612 году, когда сюда пришел ирландский монах Галлус. Легенда гласит, что будущий святой бродил в поисках идеального места для затворнической жизни и случайно наткнулся в лесу на медведя. И тут по всем правилам жанра произошло чудо: зверь не только не разорвал монаха, но и стал его верным слугой. Галлус принял это за божий знак и решил, что обязан остаться здесь навсегда.
После смерти Галлуса на месте его хижины построили аббатство, и город начал разрастаться.
А медведя увековечили на гербе Санкт-Галлена.
Сначала было кружево
Санкт-Галлен известен прежде всего благодаря Монастырю святого Галлуса и его библиотеке, которые внесены в список всемирного наследия Юнеско. Но есть еще кое что, без чего города могло вовсе не быть. Это кружево.

Высокогорная местность и холодный климат не способствовали развитию сельского хозяйства. Зато эти условия оказались идеальными для выращивания льна. И пока святой Галлус писал свои трактаты, монахи делали для них льняные обложки.
Начиная с XV века изготовление тканей стало главным ремеслом жителей Санкт-Галлена и ключевым экономическим стимулом в Восточной Швейцарии. Местные купцы торговали бельем со всей Европой, тем самым проводя успешную рекламную кампанию. И когда слухи о санкт-галленских кружевах дошли до королевских дворов, процесс обрел совсем иной оборот. У мастериц просто не было отбоя от состоятельных клиенток: каждая уважающая себя дама хотела иметь платье, зонтик или хотя бы перчатки с воздушными узорами.
Изначально вся работа выполнялась только вручную. Процесс был невероятно трудоемким и длительным, но результат стоил потраченных усилий. На пошив одного платья могло уйти от нескольких месяцев до нескольких лет. Если узор был слишком замысловатым, к работе привлекалось несколько мастериц. Каждая изготавливала свой фрагмент узора, а затем они соединялись вместе. Подобные наряды стоили баснословных денег, но это был первый Haute couture времен Ренессанса.
Новое – это хорошо забытое старое
«Санкт-галленского кружева не существует, – развенчивает популярный миф Рейчел де Лагенест, дизайнер Bischoff Textil AG, одной из старейших текстильных фабрик Швейцарии. – Если вы присмотритесь к старым образцам, то заметите, что у них есть тканная основа, а значит, это вышивка, а не кружево. И их не стоит путать».

Рейчел знает о чем говорит: ее отец проработал на фабрике более 40 лет, а ее личный трудовой стаж уже превышает 25 лет.
Среди клиентов Bischoff такие Дома моды, как Armani, Chanel, Gucci, Valentino, Tom Ford и многие другие. И именно из их ткани Оскар де ла Рента сшил в 2014 году свадебное платье для невесты Джорджа Клуни Амаль Аламуддин.

«Когда речь заходит о таких исключительных вещах, мы ищем вдохновение в истоках», – признается Рейчел. На фабрике хранится самая большая в Швейцарии частная коллекция вышивки – более 600 альбомов с образцами, датируемыми начиная с 1863 года. Именно они служат главным источником идей для новых тканей.
«Преимущество нашего музея еще и в том, что ты можешь позаимствовать некоторые мотивы или узоры из старых образцов, – делится опытом де Лагенест. – Когда нам звонят из Дома Chanel и просят подобрать на завтра красный гипюр для съемки обложки Vogue, времени на изобретение велосипеда не остается». Но в конечном счете в выигрыше остаются все – опыт еще никого не подводил.
О высочайшем профессионализме фабрики можно судить и по коллаборации с брендом Hublot. Швейцарские часы, украшенные санкт-галленской вышивкой – разве может быть что-то более естественное!
В ногу со временем
С появлением первых вышивальных машин в начале ХХ века ремесло санкт-галленских мастеров вышло на качественно новый уровень. Процесс стал более быстрым, а результат – близким к совершенству, и это вызвало настоящий экономический бум. В этот период именно ткани, а не сыр, шоколад или часы, были главным товаром внешней торговли Восточной Швейцарии.
Сегодня образец одной из таких машин можно увидеть в Музее текстиля, который был открыт в 1878 году. Его коллекция насчитывает около 30 тысяч экспонатов: ткани из древнеегипетских захоронений, образцы старинной вышивки, исторические костюмы, старинные крючки, иглы и многое другое.
Интересно, что вышивкой, как и разработкой дизайна в то время занимались исключительно мужчины – женщин к сложной технике и близко не подпускали.

Вот и теперь за новейшие технологии в Санкт-Галлене отвечает мужчина – директор компании Jakob Schlaepfer Мартин Лейтхольд.
Пайетки, скрученные в трубочку под воздействием горячего воздуха, металлические волокна, напоминающие новогоднюю мишуру, цветы, вырезанные из кожи, – текстиль XXI века все меньше похож на ткани и все больше – на произведение искусства.
При этом все производство сосредоточено в Швейцарии.

«Мы понимаем, что изготовление тканей где-нибудь во Вьетнаме или Бангладеш позволило бы значительно снизить их стоимость, – делится Лейтхольд, – но на это ушло бы слишком много времени. Когда кто-то из наших клиентов звонит и говорит, что приедет посмотреть новые образцы завтра, то мы должны быть готовы показать их».
Фабрика Jakob Schlaepfer выпускает новые коллекции каждые три месяца. И это не просто 20-30 видов вискозы разных цветов, а около 1200 новых тканей в год! Дизайнеры, технологи и программисты работают не покладая рук, чтобы каждый следующий показ Vivienne Westwood или Chanel понравился нам еще больше. И если лазерная резка и цифровая печать покажутся дизайнерам не достаточно креативными, в Jakob Schlaepfer готовы изготовить "кружева" на 3D-принтере.
Кто знает, как выглядели бы хиппи в 60-х, если бы в Санкт-Галлене не научились наносить на ткань цветные принты.
Made on
Tilda